maksim_kronze

Categories:

Виртуальный мир и как он заменил нам реальность.

Ни для кого не секрет, что XXI век стал революционным в сфере коммуникации и общения. Развитие идёт такими темпами, что люди просто не успевают за ними. И то, что было вчера новинкой, сегодня становится устаревшим. Многие начали уходить онлайн и забывать о реальном мире, который существует в трёхмерной реальности — но не виртуальной, а той, которая имеет физические свойства и живёт вне мира нулей и единиц. И тут возникает разумный вопрос. А не станет ли такое общение палкой о двух концах? И не приведёт ли оно к медленной деградации?

Присаживайтесь поудобнее, дамы и господа: мы погружаемся в иную реальность. В бездушный мир нулей и единиц. И постепенно рассмотрим его, со всеми его плюсами и минусами.

Модель Дина Ивлеева
Модель Дина Ивлеева

Начнём с того, что сейчас, в период пандемии, многие вынуждены общаться онлайн: по той причине, что опасаются за своё здоровье. Ибо не хотят подвергать его лишнему риску. Их можно понять. И здесь я могу судить по своему примеру: мне пришлось так же сидеть все эти месяцы локдауна. Скажу честно: мне такая жизнь онлайн осточертела буквально через два или три дня. Но то меры были вынужденные. И я прекрасно понимал их — в отличие от многих тех, кто нарушали все запреты. Ибо это свойственно человеку идти наперекор. Пришлось привыкнуть ко всему этому. Но на одном форуме я увидел человека, который говорил, что вся эта пандемия, наоборот, во благо. Не нужно выходить из дома и можно сидеть постоянно дома и быть в сети.

Но карантин сняли, и многие оторвались от виртуального мира и начали жизнь можно сказать заново. В новом мире. Я не исключение. И тут возникли интересные моменты.

Я кроме того, что фотограф ещё занимаюсь велотуризмом и люблю путешествовать. Для меня сидеть дома и смотреть в экран компьютера и т.д. — не самое лучшее времяпрепровождения. Факт остаётся фактом: если два года назад я собирался с друзьями в поездки и собирал их достаточно быстро, при этом мало кто отказывался ехать, и если отказывались — то по реальным причинам. Год назад уже стало тяжелее собирать людей в поездки. Мы обычно ездили вдвоём с другом. В этом году (2020) это стало практически невозможно. Причины, которые люди указывали, были очень интересны:

— Ой не, я не поеду, это опасно: мало ли что. К тому ж, в чате писали, что вирус передается по воздуху, и мало ли. Так что извини.

—Не, дружище, мы тут онлайн играем. Сегодня надо быть в команде, поэтому без меня.

И подобных ответов можно десятки, если не сотни, приводить. Честно: меня это очень расстраивало, и да: я путешествовал один, несмотря на опасности на и то, что в крайней поездке мне по пути встретился волк. Но, опять же: я был на воздухе наслаждался поездкой. И после того, как я приехал домой, я обратил внимание на тот момент, на который ранее не обращал внимания. А что с ними происходит? Неужели за столь короткий промежуток времени они стали зависимы от онлайн. Как оказалось, да. И тут в одном разговоре я услышал интересную фразу в свою сторону:

— Макс, вот тебе дома не сидится: постоянно куда-то ездишь. Ты кроме фото и вело-темы чем либо увлекаешься?

—Ну, как: увлекаюсь, пишу книгу.

— Да не ты не понял. Ты в игры-то играешь?

— Уж лет пять, как эту тему бросил. Она очень много времени отнимает. А время дорогая вещь. Да и мне это неинтересно.

— Ясно, ну ладно, извини. Удачи.

Вело поездка на Волгу. Тверь 2019 год
Вело поездка на Волгу. Тверь 2019 год

Из разговора становится ясно, что я такому человеку неинтересен. Ибо ему со мной не о чем общаться. Я не сижу в чатах постоянно, не пишу комментарии, не устраиваю в тех же комментариях буйство интеллектуального навоза, который привыкли устраивать люди. И да: меня это удивляло. И реально обижало. В результате я понял такую простую вещь. У меня нет зависимости от интернета, в отличие от многих моих знакомых и друзей. Но тут немаловажную роль в структуре их понимания играет их психика и то, как она реагирует на мир вне виртуального мира.

Модель Гаврилина Ольга. Проект - Perpetual Horror.
Модель Гаврилина Ольга. Проект - Perpetual Horror.

А реакция их всегда разная: при этом нужно понимать, что многие из них — тех, кто постоянно сидит онлайн, интроверты. Для них мир, который не онлайн, жесток, несправедлив и разрушает созданную ими реальность не просто в мыслях, но уже на подсознательном уровне. Там, в виртуальном мире, они имеют вес и значение. За ними многие следуют, и к ним прислушиваются. А в реальном мире, как оказывается, они не просто не имеют веса и значения. Они в нём никто и ничто. Да, не спорю: ты уважаемый читатель, можешь сказать, что это не так. И многие из них учат действительно дельным вещам и дают пример другим. Но, увы, их немного. И это страшит: отчасти они теряют способность реального общения с реальными людьми, даже несмотря на то, что они ведут онлайн-трансляции и там общаются. Но общаются с определённым кругом людей и единомышленников. Но когда им встречается человек — именно живой, не виртуальный, у них возникает страх. Ибо они не способны к коммуникации с человеком, который живёт вне того мира, в котором живёт он. А зачастую случается другая вещь. Они приобретают агорафобию: это боязнь открытого пространства. Ибо они месяцами не выходят на улицу. Потому как считают виртуальный мир своеобразным Ноевым Ковчегом, где они спасаются от мира внешнего. Мне довелось работать с одной такой девушкой-моделью. Но, когда я с ней познакомился, я понял, насколько её сознание изменил интернет. И то, что она реально не проводит и минуты вне онлайн. Повторюсь: там они себя считают всем, а в жизни, увы, они не умеют ничего. Увы, но 60% данных людей уже психологически зависимы от тех обстоятельств, которые связаны с пребыванием в паутине.

Также существуют другие люди, которые комбинируют своё пребывание и в сети и в реальном мире. Но скорее это исключение, чем правило. Потому как рано или поздно одна из сторон займёт доминантное положение: ну и, естественно, зависит от уровня психологического сознания, и от того, как на них воздействует это. Известны случаи, когда дети не просто сходили с ума от того, что их лишали интернета, но и были случаи убийства. И тут тоже интересный момент. Дети как таковые — они, словно губки, воспринимают информацию и впитывают её в себя. И их несформированная до конца психика даёт сбой. Как-то раз у меня на съёмке был психиатр со своей семьёй, и у нас после съёмки состоялся разговор на эту тему.

Я. Хотел поинтересоваться у вас, вы же детский психиатр: часто ли к вам приводят детей с расстройством психики из-за компьютерных игр и прочего?

Психиатр. Раньше было немного. Но последнее время тенденция стала очень пугающая. Детей именно с данным отклонением, и с другими приводят постоянно. У многих отмечают раздвоение личности, деформацию сознания и начальные стадии более серьёзных заболеваний психики.

Я. А пример можно какой-либо?

Психиатр. Естественно, могу привести. Была у нас одна девочка, 9 лет. Она считала себя героем какой-то игры. И она не просто верила в то, что она именно та, кем себя считала, но и в реальности её подсознание уже было нарушено. И её пришлось очень долго лечить. Если быть точнее, она до сих пор лечится.

Я. Страшно такое слышать.

Психиатр. Там и родители не лучше: отца тоже необходимо лечить от этой зависимости. Но там не так всё плохо.

В процессе разговора он рассказал много разных вещей. И я рассказал ему про один случай, который был у меня дома.

Я. Вечером я вернулся с работы и собирался отдохнуть и поспать. У меня в гостях были племянники. Они бесились в соседней комнате. Ну, я как-то поначалу не обратил внимание на это. Ну, играют, да и бог с ними, но наступил вечер, и, по идее надо было их укладывать спать. Но бабушка (моя мама) не справлялась. В итоге я пришёл к ним в комнату и сказал: "Так, банда, убираем игрушки и всем на боковую: поздно уже. Они хором заявили, что да, хорошо. Уйдя к себе в комнату, я принялся читать книгу перед сном. Но тут снова шум и гам раздался из комнаты. Я уже понял, что пора принимать определённые меры. Захожу к ним и говорю: "Если через тридцать минут не успокоитесь, то ни интернета, ни телевизора вам не будет". Ушёл к себе в комнату и засёк время. Ну, думаете, послушали?

Психиатр. Конечно, нет. И как ты решил данную проблему?

Я. Принимая во внимание, что физические методы воздействия — это временный эффект. Я начал думать. И, когда понял, что другого способа нет, применил его.

Психиатр. Какой же?

Я. Вам и без меня известно, что ребёнок — он поглотитель информации и поэтому если лишить его этого, он, соответственно, попадёт в информационный вакуум. А из вакуума невозможно что-то получить. В результате я отключил и телевидение, и интернет. Отключил общую телевизионную антенну и вай-фай. Когда они поняли, что за ситуация, малой стал плакать, а старшая — обвинять во всех грехах. В результате через десять минут они пришли вместе ко мне в комнату, предварительно постучав в дверь. И сказали, что всё убрали. Мой ответ им был категоричен. "Молодцы, ложимся спать". И закрыл дверь перед их носом. Чуть поплакали, и всё. Уснули как младенцы.

Психиатр. Интересное решение. Честно, мне понравилось. Я такой метод запомню.

Я. У меня старший брат так делает теперь, если они по-другому не понимают.

В итоге мы посмеялись и продолжили нашу беседу в ином русле.

По итогам всего нашего диалога, уважаемый читатель, скажу своё мнение. Мир виртуальный и реальный — это два разных мира, где разные правила. Но не стоит подменять реальность на выдуманный мир. Ибо они диаметрально противоположны. И реальный мир, и люди, от которых вы пытаетесь спрятаться, такие же, как и вы. Но факт фактом: иллюзия порой может обернуться страшной реальностью, от которой вы пытаетесь скрыться. Поэтому, если и любите быть онлайн, то не становитесь рабом виртуальности.

Засим я думаю, что нам пора прощаться. Скоро будут ещё статьи. Здесь же прошу оставить ваше мнение и лайк под этой статьёй. И всем всего хорошего.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic